Комплекс жертвы: примеры женщин в роли жертвы

Как стать жертвой

Как мы уже сказали, женщины превращаются в жертву, проигрывая чей-то «жертвенный» сценарий. Он может быть написан, например, ближайшей женщиной – родственницей: это или мама, или бабушка, или старшая сестра. Выгоды, которые получает жертва, чаще всего не осознаются, но – подразумеваются. Например, девочка видит, что мама часто не выполняет свои обещания, оправдывая это жалобами на какие-то внешние, не зависящие от нее обстоятельства. Девочка с детства усваивает, что можно вести себя так, чтобы тебе давали поблажку, освобождали от каких-то обязанностей, которые выполнять трудно или не очень хочется. При этом девочка видит, что все жалеют маму. А в русском языке «жалеть» значит «любить».

фото — gettyimages.com

Самый распространенный вариант формирования женщины – жертвы – из девочки, мама которой является жертвой и терпит насилие со стороны мужа, других ближайших родственников. Необзательно со стороны мужчины, если речь идет о неполной семье, насилие может исходить и от властной бабушки (маминой мамы). Мама девочки не может организовать свою жизнь, стать взрослой, самостоятельной, счастливой. И этой беспомощности она невольно «обучает» свою дочь.

Такую девочку часто дразнят и обижают в школе и во дворе сверстники. Дети не прощают слабости и безволия. А потом мир разделяется на тех, кто обижает и тех, кто жалеет, иногда это бывает один и тот же человек.
Другой причиной выбора роли «жертвы» может стать болезненность девочки с раннего детства. Родители ее жалеют, опять же, не нагружают обязанностями. И девочка привыкает, что за нее обязательно кто-то что-то сделает, решит за нее, как надо поступить, позаботится о ней.

Можно сказать, что такой ребенок растет избалованным и беспомощным. Но в то же время — она и жертва. Сначала часто против своей воли она жертвует своей самостоятельностью и полноценностью своей жизни ради психологического благополучия своих родителей, домочадцев, которые боятся за нее и ее слабое здоровье. Потому что им спокойнее, проще сделать за ребенка какие-то вещи и радоваться, что она не напрягается лишний раз. Потом такая позиция по отношению к себе и другим становится образом жизни

Выйти из роли жертвы

Обречена ли женщина-жертва всю жизнь играть эту роль? Психологи считают, что, на самом деле, у людей есть возможность в течение жизни сыграть множество ролей – в семье, в профессии, в жизни. И противоположностью роли жертвы является не роль спасателя или преследователя(палача), а роль счастливой женщины. А счастье – это не обязательно материальное благополучие и социальная успешность.

Счастливый человек – это в первую очередь человек, который является создателем и хозяином своей жизни. Мы понимаем, что не все в силах человека, есть вещи, которые не подвластны его воле – это и болезнь и смерть близких, и какие-то природные катастрофы и стихийные бедствия, и социальные катаклизмы и другое зло. Но зло это в нашей жизни присутствует наряду с добром и возможностью быть счастливым.

Беспомощность жертвы никаким образом не связана со смирением. Когда мы говорим о смирении, то предполагаем, что человек стойко принимает удары судьбы. Поведение женщины-жертвы – это не смирение. Женщина – жертва не спокойно и стойко принимает то, что предназначено ей Свыше, а плачет, жалуется, обвиняет других в своих несчастьях, и, не пытается ничего изменить к лучшему в жизни.

Женщина, которая чувствует себя жертвой, вызывает колоссальное чувство вины у окружающих. А чувство вины – одно из сильнейших чувств, которые может испытывать человек, наряду с чувствами гнева, стыда, любви… Чувство вины, которое в окружающих вызывает жертва, очень мощное и позволяет жертве практически управлять окружающими. Мне могут возразить: «Как, ведь речь о человеке, которого обижают, возможно – избивают». Да, но ровно настолько, насколько человек сам позволяет с собой так поступать, если речь идет о взрослом человеке. И ситуацию можно переломить, можно заставить человека по-другому вести себя по отношению к тебе. Но для этого нужно измениться внутренне, перестать чувствовать себя жертвой, понять, что твоя собственная судьба – в твоих руках и ты можешь на нее влиять. Это, собственно, и есть ощущение счастья.

Выйти из роли жертвы, выбрать роль счастливой женщины, любящей жены и матери, профессионала в своем деле – длительный и непростой процесс. Но у каждой женщины такая возможность есть. И если она поняла, что не хочет больше находиться в роли жертвы и хочет изменить свою жизнь, но чувствует, что сил у нее для этого недостаточно, она может обратиться к профессионалу, к психологу. И эта будет уже кардинально другая помощь, чем та, о которой просит жертва. Жертва просит помощи, чтобы ничего не менять. А здесь – налицо попытка изменить ситуацию.

Жертва, ведомая страхом

Вектор в системно-векторной психологии Юрия Бурлана – это набор врожденных желаний и психических свойств человека, которые определяют его взгляд на мир, поведение, основные жизненные ценности и способ мышления. Всего векторов восемь. Их названия обусловлены ведущим сенсором – кожный, зрительный, звуковой, обонятельный и так далее.

Желания и свойства людей со зрительным вектором определяются особо чувствительным зрительным анализатором, который в их случае отвечает за исключительно тонкое зрительное восприятие окружающего мира, света, цвета, красоты, а также за эмоции.

В древности именно человек со зрительным вектором первым начал ощущать эмоцию. И это была эмоция страха за собственную жизнь.

Необычайно острое зрение определило видовую роль дневной охранницы стаи. Женщина с кожно-зрительной связкой векторов ходила с мужчинами на охоту и войну. Любуясь блеклыми и яркими красками саванны и игрой света, она первая замечала притаившегося хищника или врага и сильно пугалась, вскрикивала, выделяла феромоны страха и тем самым предупреждала стаю об опасности. Если она не успевала вовремя заметить опасность, она первой становилась жертвой хищника.

Жизнь первого представителя зрительного вектора среди мужчин также была наименее защищена. Он рождался слабым, неприспособленным к охоте и войне. Зрительный вектор задавал ему повышенную эмоциональную чувствительность, не создающую предпосылок для реализации мужской видовой роли. Он не мог убивать, лишать жизни любое существо: от комарика и до мамонта, не говоря уже о человеке.

Поэтому такой мальчик чаще всего определялся главным советником вождя в качестве жертвы. Его съедали, чтобы уменьшить неприязнь между нашими предками в голодные времена. Зачем лишний рот, не приносящий никакой пользы? Акт ритуального каннибализма давал мощный выход накопившейся неприязни, снимал напряжение в стае и тем самым сохранял ее целостность.

Итак, ранние представители зрительного вектора испытывали эмоцию страха за собственную жизнь и часто выступали в роли жертвы. Однако сегодня постоянное нахождение зрительника в нижней части своей эмоциональной амплитуды – в страхах – вследствие недостаточного развития зрительного вектора в детстве или из-за стресса провоцирует его на архетипичное поведение, неадекватное современному уровню развития общества.

Так, кожно-зрительная женщина, раскачивающая свои эмоции от острого ощущения страха, часто становится жертвой маньяка, прогуливаясь ночью в безлюдных кварталах или парках города. Страх, как и любая другая эмоция, имеет свой неосознаваемый запах, который притягивает своего палача.

Виктимологический комплекс, который основывается на состоянии страха в зрительном векторе и мазохизме в кожном векторе – это и есть комплекс жертвы, которая всегда притянет к себе садиста, насильника, мучителя или убийцу.

Сегодня у мужчин с кожно-зрительной связкой векторов в состоянии жертвы тоже есть свои стереотипы поведения. Например, известны случаи, когда они сами предлагали себя на съедение каннибалу или брали чужую вину на себя, стремясь к осуждению за то, чего на самом деле не совершали.

Путь развития эмоций

У человека, как и у животного, есть четыре базовых желания – есть, пить, дышать, спать. Но в отличие от животного у него появляются добавочные желания, которые и делают его человеком. Желание к созданию эмоциональных связей, что позволяло ограничить неприязнь между людьми, появилось в зрительном векторе. И причина его появления заключается в страхе за собственную жизнь.

Кожно-зрительная женщина, испытывая ужас и боясь за себя, вступилась за кожно-зрительного мальчика перед вождем, добившись запрета на ритуальный каннибализм. Это ограничение неприязни между людьми стало зачатком культуры – новым условием для человеческого общежития, которое дало возможность человечеству развиваться дальше.

Культура усложнялась и росла вместе с человечеством, проходя четыре уровня своего развития – неживой, растительный, животный и человеческий. На неживом уровне – оценивая красоту форм, на растительном и животном уровнях – усложняя эмоциональную связь со всем живым миром, на человеческом – выдвигая гуманистические идеи высшей ценности человеческой жизни.

Это происходило постепенно: от первых наскальных надписей до всемирных манифестов защиты жизни лабораторных мышек. Искусство, архитектура, творчество – это все наработки зрительных людей для всего человечества, как и развитие эмоциональной сферы. Сейчас уже представители всех векторов способны испытывать эмоции, и даже мышечник может признаваться в любви своей избраннице. Единственное отличие – сила эмоций в зрительном векторе на порядки больше, чем в других. Ведь именно через эмоции зрительники осмысливают жизнь.

В чем плюс для жертвы?

Сегодня многим взрослым людям так жить выгодно и удобно. Позиция жертвы всегда дает ряд преимуществ: она помогает манипулировать чувством вины других людей; помогает ничего не делать самостоятельно, переложив ответственность на других. В принципе, эта позиция ничем не хуже других ролей, которые мы играем в жизни. Но в ней есть одна специфическая особенность – она рождает ощущение бессилия, никчемности, и как итог, ненависть и зависть к окружающим.

Позиция жертвы в отношениях дает ряд психологических выгод

Как правило, такую роль играет женщина, она извлекает из этого положения определенные блага: получает внимание окружающих, сочувствие, поддержку, помощь. А взамен от нее никто ничего не требует

Выйти из этой роли – значит лишиться и помощи, и поддержки, и жалости и поэтому она снова и снова выбирает позицию жертвы. Человеку, которого жалеет общество, многое прощают и многое позволяют. Жертве не надо ни к чему стремиться. Ей прощают промахи на работе, потому что у нее проблемы дома, а дома ей прощают отсутствие ужина. Она делает то, что хочет, при этом у нее нет ни к кому никаких обязательств. То есть у роли жертвы свои психологические «плюсы». Поэтому очень трудно выйти из этой психологической игры.

 Жертвы — великолепные манипуляторы. Казалось бы, обычная история — мать заставляет сына сделать то, что ей нужно: «Я ночей ради тебя не спала, а ты меня не любишь! Я тебе совсем не нужна!». Она — жертва, ее цель — вызвать чувство стыда, воззвать к совести, выставив сына тираном. Наверняка, каждый может вспомнить аналогичные истории, когда подобные чувства заставляли делать для других то, что было неудобно и/или ненужно.

Плюс к тому многочисленные проблемы — отличное оправдание на все случаи жизни. Как правило, речь людей, подверженных синдрому жертвы, построена по модели: «У меня плохая работа, потому что я не получила образование, потому что …» (вставить нужную причину), или «Мне некогда думать о личной жизни, так как у меня …», или «Я бы достиг всего, если бы не…». Перекладывание ответственности за свои неудачи на других — характерная черта жертв и очень удобная позиция.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сказка или жизнь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector