Презентация на тему дети-изгои: психологическая работа с проблемой

Почему ребёнок становится в школе изгоем

Мы рассмотрели семь основных причин, из-за которых над ребёнком могут издеваться в школе.

Причина 1. Нестандартная внешность

Разноцветные волосы, очки, пирсинг, короткие волосы у девочки или длинные у мальчика — всё это может стать факторами агрессивного поведения со стороны одноклассников.

Причина 2. Проблемы физического плана

Заикание, энурез, нестандартная фигура, слуховой аппарат — если ребёнок чем-то отличается от других, велика вероятность насмешек.

Причина 3. Неумение за себя постоять

Легче издеваться над ребёнком, который не может в ответ сказать ни слова, который проглатывает обиду.

<<Форма демодоступа>>

Причина 4. Чрезмерная опека со стороны родителей

Про такого ребёнка можно услышать «маменькин сынок», что и становится поводом для насмешек. Обидчики уверены, что такой одноклассник сам не сможет себя защитить, как и в предыдущем пункте.

Причина 6. Отличник в старших классах и двоечник в младших

В началке почётно хорошо учиться, а в средних и старших классах отличники превращаются в «выскочек». Снова выделение из толпы.

Причина 7. Частые пропуски школы

Когда ребёнок редко находится в коллективе, и его интересы перестают совпадать с общими.

Получается, что все причины можно свести к тому, что ребёнком-изгоем становится тот, кто «не такой, как все» или просто не в состоянии за себя постоять.

Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

Текст слайда:

Работу подготовила учитель
МОУ «Гимназия №4» г. Подольска
Морщакина Марина Викторовна

Дети-изгои:психологическая работа с проблемой

Слайд 2

Текст слайда:

Действующие лица

Зачинщики

Жертвы

Преследователи

Наблюдатели

Слайд 3

Текст слайда:

Инициаторами травли могут стать:

активные, общительные дети, претендующие на роль лидера в классе; агрессивные дети, нашедшие для самоутверждения безответную жертву; дети, стремящиеся любой ценой быть в центре внимания; дети, привыкшие относиться к окружающим с чувством превосходства, делящие всех на «своих» и «чужих»; эгоцентрики, не умеющие сочувствовать окружающим, ставить себя на место других; максималисты, не желающие идти на компромиссы дети.

Слайд 4

Текст слайда:

ЗАЧИНЩИКИ

высокая самооценка и высокий уровень притязания. стремление объединить вокруг себя одноклассников, чтобы почувствовать себя значимым, быть в центре внимания. стремление добиться справедливости.

Слайд 5

Текст слайда:

ПРЕСЛЕДОВАТЕЛИ

Несамостоятельны, легко поддаются чужому влиянию, безынициативны. Конформисты, всегда стремятся следовать правилам, неким стандартам. Не признают своей ответственности за происходящее (чаще всего считают виновными других).Часто подвержены жесткому контролю со стороны старших. Эгоцентричны, не склонны задумываться о последствиях своего поведения.Неуверенны в себе, дорожат «дружбой» с лидерами класса.Трусливы и озлоблены.

Слайд 6

Текст слайда:

ЖЕРТВЫ

необычная внешность; страдающие энурезом и энкопорезом; тихий и слабый, не умеющий за себя постоять; неопрятно одетый; часто пропускающий занятия; неуспешный в учебе; слишком опекаемый родителями; не умеющий общаться.

Слайд 7

Текст слайда:

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕРТВЫ:

неадекватная самооценка; неприятие школы; чувство одиночества; отрицание собственной ответственности, отсутствие чувства вины за происходящее; высокая степень защитной агрессии

Слайд 8

Текст слайда:

ВИДЫ ОТВЕРЖЕНИЯ

Травля. Активное неприятие.Пассивное неприятие.Игнорирование.

Слайд 9

Текст слайда:

ТИПЫ ОТВЕРГАЕМЫХ ДЕТЕЙ:

«Любимчик».«Прилипала».«Шут» или «Козел отпущения».Озлобленные.Непопулярные.Агрессоры: — агрессор-нападающий; — агрессор- отвергаемый.Ябеды.

Слайд 10

Текст слайда:

МОРАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ

угроза физической расправы; шантаж ; ругань; обзывательство.

Слайд 11

Текст слайда:

ПРИЧИНЫ ОБЗЫВАТЕЛЬСТВА:

Агрессия (сознательное желание оскорбить, досадить, разозлить).Желание привлечь внимание: — игра; — провокация; — шутка; — самоутверждение.3. Месть

Слайд 12

Текст слайда:

УЧИМСЯ ПРОТИВОСТОЯТЬ ДРАЗНИЛКАМ

Никак не реагировать.Отреагировать нестандартно.Объясниться.Не поддаваться на провокацию.Не позволять собой манипулировать.Ответить.Отговориться.

Слайд 13

Текст слайда:

ПОСЛЕДСТВИЯ НЕГАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ В КЛАССЕ:

Ложь и хвастовство.Воровство.Низкая успеваемость.Невротические и психические расстройства.Суицид или покушение на убийство.

Сколько учатся и зарабатывают психологи

Чтобы стать практикующим психологом, нужно получить высшее психологическое образование (или получить медицинское образование, если речь идёт о психотерапевте). При этом после окончания вуза специалистам нужно повышать квалификацию, проходить дополнительные курсы и — главное — ходить на супервизию и личную терапию.

Супервизия — это один из методов повышения квалификации. Психолог обсуждает свою работу с супервизором, специально обученным коллегой, который помогает разобрать те или иные случаи из практики или даёт определённые профессиональные советы.

Личная терапия — это когда психолог ходит на консультации к другому психологу, прорабатывает свои собственные проблемы.

Анна Бабич — дипломированный психолог с девятилетним стажем. Работать по специальности начала, будучи студенткой Новосибирского госуниверситета. Поначалу брала 100 рублей за консультацию. Сейчас час её консультации стоит 5000 рублей.

Также Бабич ведёт онлайн-проект, который приносит 12 млн рублей в год с маржинальностью 70%. Вначале это был курс по повышению самооценки, позже основным продуктом стал доступ в закрытый клуб, участники которого платят от 5000 до 6800 рублей в месяц.

В конце 2020 года Анна опубликовала мини-курс, который представляет собой более 50 аудиоподкастов, рассчитанных на год. Клиент платит 349 рублей в месяц в формате рекуррентного платежа. Так, за три месяца она выручила 563 000 рублей.

«Своё право быть психологом я зарабатывала. После окончания вуза получила две специализации: «Психодрама как метод психотерапии в гештальте» и «Системный терапевт» — на это ушло 3 и 2 года соответственно, — рассказывает Анна Бабич. — Сейчас продолжаю набирать свой «психологический вес», готовлюсь получать третью специализацию по восьмимесячной программе «Терапия принятия и ответственности». Часто прохожу короткие программы, их я накладываю на свои базовые знания. Профессия психолога — это непрерывное обучение и постоянные инвестиции».

Похожий путь проходит Алексей Джура. Он окончил бакалавриат по специальности «Психология», в профессии три года.

Со своими первыми клиентами начал работать за 500 рублей. Сейчас стоимость одной консультации в 55 минут составляет 2500 рублей, в неделю приходят в среднем пять клиентов. Примерно половина консультаций проходит в офлайн-формате, на аренду зала специалист тратит 500 рублей в час. Пока прибыли с профессии психолога-консультанта не хватает на жизнь, поэтому Алексей работает параллельно менеджером проектов в тренинговой компании.

Несмотря на диплом на руках, Джура продолжает учиться в Московском гештальт-институте и проходить личную терапию. Это одно из требований в профсреде.

В работе с терапевтом и супервизором он находится три с половиной года, это более 250 часов. Для того чтобы пройти сертификацию по стандартам Московского гештальт-института, достаточно 50 часов. По окончании института Алексей намерен стать сертифицированным специалистом, а затем вступить в профессиональное международное сообщество гештальт-терапевтов.

Один против всех — все против одного

Каждый родитель мечтает, чтобы процесс адаптации к школе прошёл гладко, и ребёнок ходил на занятия с удовольствием. Но в жизни не всегда так случается. И одна из главных причин, почему сын или дочь отказывается ходить в школу — несложившиеся отношения с другими учениками. В запущенных случаях может дойти до травли со стороны сверстников.

Наверное, нет смысла писать назидательные речи о том, что травля в школе одноклассника — это подло, мерзко, недостойно и несправедливо. Это и так понятно. По мере возможности с данной проблемой пытаются справиться учителя. Но, конечно, основная воспитательная работа должна проводиться дома, родителями, а при возникновении необходимости — детскими психологами.

Травля в школе наносит серьёзный, а иногда даже непоправимый ущерб психике ребёнка, оказавшегося в роли «жертвы». Тактика невмешательства взрослых как в школе, так и дома может привести к трагическим последствиям. Ребёнок, загнанный в угол (в прямом и переносном смысле), способен на необдуманные, страшные поступки, вплоть до суицида. Когда они совершаются, то приобретают широкий общественный резонанс, начинается расследование. Только вот оказывается слишком поздно…

Изоляцию ребёнка в коллективе гораздо проще предупредить, нежели пытаться устранить уже существующую проблему. Как? Ранней социализацией малыша. Давайте остановимся на этом подробнее.

Поощрение общительности

С раннего возраста культивируйте в ребёнке общительность. Всегда разговаривайте с ним, даже когда он ещё не может ответить

Важно, чтобы круг общения малыша был широким и разнообразным

Роль детского сада

После 2-летнего возраста ребёнок нуждается хотя бы в кратковременном общении с другими детьми. Реализовать эту потребность поможет оформление ребёнка в детский сад. Есть и альтернатива детсаду: центры раннего развития, где продят обучающие занятия, в том числе по подготовке к школе, всевозможные детские секции и т. п. Недостаток живого общения с другими детьми можно компенсировать ежедневными прогулками на детской площадке. Например, когда малыш играет в песочнице, учите его делиться игрушками с другими детками, обращаться с просьбами и т. п.

Роль семьи

Дети, наблюдавшие внутри своей семьи гармоничные отношения, выросшие в любви и ласке, гораздо чаще чувствуют себя счастливыми и уверенными в себе людьми во взрослом возрасте. Если говорить о школе, то большинство проблем исходит от детей из так называемых неблагополучных семей. Искажённое представление о человеческих отношениях, любви они проецируют на свою жизнь.

Благоприятным фактором воспитания общительности является наличие в семье других детей. Братья или сёстры старшего возраста содействуют ускорению психического и социального развития малыша (за счёт эффекта подражания) и стимулируют его познавательную деятельность.

Почему диплом государственного образца — не гарантия качества

Бывают и дипломированные специалисты, которые грешат категоричностью и скорыми диагнозами, признают собеседники «Секрета». Простой пример: психолог в детском саду ставит диагноз «семья на грани распада» по чёрному рисунку ребёнка, а позже выясняется, что у ребёнка с собой был только один фломастер.

«В соцсетях часто встречал дипломированных коллег, которых хочется назвать маргиналами. Они выдвигают за истину свои псевдонаучные идеи, критикуют других психологов, а аудитория у них огромна», — отмечает Алексей Джура.

Программы, которые изучаются в университетах, часто архаичны и основаны на старых материалах, их недостаточно для качественной работы в профессии. В то же время за последнее десятилетие нейробиология и нейропсихология сильно шагнули вперёд, говорит авиационный психолог, руководитель центра по лечению фобий и панических расстройств «Летаем без страха» Алексей Герваш.

Кто и как должен регулировать этот рынок

«На моей памяти уже три раза пытались ввести процедуры контроля этой сферы, — вспоминает директор учебно-научного центра Новосибирского государственного университета Сергей Золотарёв. — Последняя попытка была в Госдуме три года назад, но никакие законы так и не приняли. По факту сегодня любой может назвать себя психологом, даже не имея полного образования. Некоторые не стесняются называть себя психотерапевтами, хотя здесь речь идёт уже о специалисте в области психологии, имеющем высшее медицинское образование».

По его словам, пострадавшие от действий непрофессиональных психологов могут направить жалобу в Профессиональную психотерапевтическую лигу. Эта организация рассматривает обращения как клиентов, так и психологов — друг на друга. Правда, это не карательный орган и вынесенное решение этической комиссии будет иметь всего лишь рекомендательный характер.

В России есть масса профессиональных объединений, но законодательно их роль не определена. Бывает даже, что одна организация не признаёт другую. «Механизм профессионального саморегулирования несовершенен», — резюмирует Золотарёв.

Чтобы попасть в профессиональное объединение, специалист заполняет анкету с персональными данными, готовит рекомендации от коллег, оплачивает членский взнос. Например, чтобы стать членом Российского психологического общества, соискателю нужно подать заявление, заполнить анкету с указанием полученного высшего образования, получить две рекомендации от действующих членов РПО и оплатить членский взнос 2000 рублей. Удостоверение действует один год, далее членство можно продлить за 1000 рублей. Удостоверение члена РПО даёт право размещать свои публикации на сайте сообщества, а также позволяет получать льготы при подписке на журнал European Psychologist.

Золотарёв признаёт: риск попасть на мошенника или шарлатана у клиента есть. С другой стороны, он может принять за травматичный опыт свои негативные эмоции, внутреннее сопротивление новой информации. «Это не всегда плохо, потому что иногда в процессе работы человек сталкивается с собой и чувствует дискомфорт, это импульс к развитию, — говорит Золотарёв. — Психолог не стоматолог, здесь ответственность лежит на клиенте, на нём 80% работы».

Опрошенные «Секретом» эксперты считают, что российским законодателям следует перенять зарубежный опыт: в развитых странах эта область лицензируется и строится на понятных, прописанных в законодательстве критериях. Профессия психолога лицензирована в США, Израиле, Германии, Канаде и ряде других стран.

Бывают исключения, когда начинающие психологи-консультанты официально работают без лицензии. В этом случае за каждым таким специалистом закреплён профессионал более высокого уровня, имеющий лицензию. Он может нанимать специалиста без лицензии, например в психологический центр, но затем за деятельность нанятого сотрудника-новичка несёт ответственность лицензированный специалист.

«Психологи похожи на врачей в больнице: мы ведём карточки клиентов, записи, а над нами осуществляется супервизия — надзор за качеством консультирования, выяснение неясностей у более опытных коллег. Всё регламентировано и формально, в отличие от России», — рассказывает Дмитрий.

В России же качество услуг — на совести самого психолога или психологического центра. И даже формальные признаки — наличие хорошего академического образования — не всегда могут быть знаком качества.

Коллаж: «Секрет фирмы», www.pexels.com, depositphotos.com

Приходил с улицы весь мокрый, от него несло «химией»

Конечно, часто родителям сложно добиться от ребенка правды. Многие дети (особенно мальчики) не хотят жаловаться на нападки в школе, поскольку боятся заработать репутацию «маменькиных сынков». Так было и с сыном Евгении: когда она предложила помочь ему разобраться с обидчиками, мальчик воспринял это в штыки.

Кроме того, женщина боялась, что психика ребенка не выдержит, и он, решив отомстить обидчикам, совершит какие-то плохие поступки. От таких мыслей у любой матери, естественно, мороз по коже.

«Вы знаете, ребенок может так постоять за себя, что родителю придется уже разбираться с судебными исками, – соглашается Ксения Ферзь. – Поэтому я рекомендую все-таки в превентивной манере это решать. Ведь, вы знаете, это нередкая история, когда дети, понимая, что они не хотят иметь славу «маменькиных сыночков», пытаются решить проблему своими силами, и делают это почти криминальными методами. Лучше до этого не доводить. Одно дело, когда ребенок в принципе не рассказывает о конфликте – это его выбор, вы не можете из него изъять эту информацию. А если ребенок все-таки жалуется дома, мы не можем его отправить с этой проблемой назад, чтобы он искал решение сам».

Защита ребенка от всех внешних нападок – это прямая функция родителя, подтверждает психолог, психотерапевт Елена Лосева.

«Если доверие между родителем и ребенком сохраняется, то безусловный рефлекс родителя – защитить ребенка. Но после этой первичной реакции, которая опирается на безусловную любовь и привязанность к ребенку, ситуацию нужно разобрать. Причем разобрать со стороны всех участников конфликта. Как правило, кого-то безусловно неправого и безусловно правого в конфликте нет: все стороны так или иначе задействованы, принимали участие и виновны в конфликте

Здесь важно помнить, что каждая ситуация индивидуальна. У нас есть неадекватные учителя, неадекватные дети, неадекватные родители, и в каждой конкретной ситуации набор участников и их характеристики будут уникальны, поэтому какого-то единого рецепта здесь нет

Важно сохранять трезвый ум, выслушать все стороны и только потом обдуманно принимать какое-либо решение и выстраивать свою линию поведения. Не рубить сгоряча – это правило для любого конфликта», – считает Лосева.

Видя, что у ребенка не складываются отношения с коллективом, многие родители находят единственный выход в смене учебного заведения. Но всегда ли перевод в другую школу решает проблему? Не стоит поддаваться этой иллюзии, считает Елена Лосева.

«Травля может не иметь под собой каких-либо объективных оснований, и перевод в другую школу и смена детского коллектива во многих случаях действительно может решить проблему

Но здесь очень важно разобрать поведение самого ребенка. Мне недавно рассказали такой случай из практики, когда девочку защищали и мама, и учитель, и директор, а она сама задирала одноклассников в духе: «Ты мне ничего не сделаешь, ты получишь от моей мамы и от директора!»

Здесь проблема в поведении ребенка, и речь идет уже не столько о воспитании, сколько о коррекции поведения и формировании социально одобряемых стилей поведения. То есть каких-то в случаях жертва действительно бывает сама виновата – зачинщиком конфликтом иногда становится сам ребенок. Поэтому здесь, опять же, требуется разбор каждой конкретной ситуации», – отмечает психотерапевт.

Заставил выйти к доске и проговаривать слово «рефрижератор»

Мы привыкли видеть в учителях блюстителей дисциплины в классе, и именно у педагога школьник может искать защиты, если его третируют одноклассники. Но, как это ни парадоксально, во многих случаях учителя поддерживают издевательства в классе и даже сами становятся зачинщиками травли.

Об одном из таких случаев нам рассказал ученик 7 класса Саша. Он занимается в подростковой театральной студии, и недавно ее художественный руководитель предложил ребятам поставить спектакль, посвященный теме буллинга. Чтобы собрать материал для постановки, школьники решили пройтись по району и расспросить случайных прохожих о том, приходилось ли им сталкиваться с травлей. Кто-то отвечал отрицательно, многие, очевидно, стеснялись рассказывать о подобных вещах, но некоторые все же поделились своими историями.

Когда к вашему ребенку придирается (или откровенно издевается, как в данном случае) сам учитель, то тут уже всякие сомнения отпадают: родителям необходимо действовать. Ксения Ферзь советует сначала поговорить с самим педагогом и выяснить, что послужило причиной конфликта: возможно, ребенок сам своим поведением спровоцировал преподавателя.

«Здесь, опять же, начинаем с локальных методов – пробуем в какой-то определенной форме поставить этого человека на место, – советует Ксения. – Если родитель должен объясниться с учителем, он говорит так: «Могу я попросить вас в случае, если мой ребенок ведет себя как-то, на ваш взгляд, не так, сразу сообщить мне причину вашего негодования, не применяя воспитательных мер на месте происшествия, в том числе публично?».

Если же договориться с педагогом напрямую не получается, и он не может вам толком объяснить, что именно в поведении ребенка вывело его/ее из себя, то проблему необходимо решать через завучей, директора, говорит Ферзь. Если и этот метод оказывается неэффективным, то стоит обращаться в более высокие инстанции.

В последние годы на помощь родителям пришли так называемые службы школьной медиации, рассказывает Елена Лосева. Служба школьной медиации – это служба, созданная внутри школы и состоящая из учителей, учащихся и их родителей, главной целью которой является урегулирование конфликтов. Пару лет назад такие службы стали появляться в Москве и Подмосковье, а также в некоторых других регионах в рамках развития психологического сопровождения школ, объясняет Лосева.

Очень радует, что эта система развивается, положительные тенденции есть. Здесь большой толчок дало освещение в СМИ различных случаев буллинга. Сейчас можно встретить множество историй, в том числе тех, которые публикуют родители – о том, как они по большому счету победили школу и систему, обращались в полицию и прочее. Это как раз случаи, когда директор закрывал глаза, а учитель поддерживал травлю», – говорит психолог.

Ошибки, которые часто допускают родители

Узнав о том, что ребенок не пользуется популярностью и подвергается нападкам со стороны сверстников, родители, как правило, впадают в одну из двух возможных крайностей.

В первом случае взрослые объявляют ребенка жертвой и начинают вести активную борьбу с обидчиками и их родителями, учителями. В случае если причиной неприятия ребенка коллективом является его склонность к агрессии, плохие привычки или какие-нибудь отклонения в поведении – ситуация только усугубляется. Ребенок, опираясь на поддержку семьи, начинает вести себя более безнаказанно и в итоге от его поведения страдают сами родители. Иногда, чтобы решить проблему, аутсайдера переводят в другое учебное заведение, но в большинстве случаев, ситуация повторяется заново.

Вторая крайность – когда родители начинают обвинять в происходящем самого ребенка, мотивируя это тем, что раз его обижают, значит, есть за что. Оставаясь наедине со своими проблемами, такие дети становятся еще более замкнутыми и неуверенными в себе. Если на ранних сроках у такого ребенка не наблюдается склонность к агрессии, впоследствии могут появляться вспышки жестокости и проявления озлобленности по отношению к сверстникам, учителям и даже родителям.

«Теперь я смотрю на травлю со стороны пострадавшего»

«Девочка, судя по всему, нравилась мальчику, который пытался обратить на себя ее внимание, как-то издеваясь над ней. В какой-то момент она со своей компанией сидела на задней парте, и он решил сунуть ей таракана за шиворот

У нее с тех пор большая боязнь насекомых в целом и тараканов в особенности», – пересказывает Саша очередную историю из тех, что услышал от прохожих на улице.

Он и его друзья опросили несколько десятков человек, не устанавливая строгих рамок по возрасту: среди рассказчиков были и 14-летние подростки, и люди предпенсионного возраста. Истории про девочку и таракана уже 20 с лишним лет – казалось бы, такой невинный и в чем-то даже анекдотический случай. Но далеко не всегда насмешки оказываются безобидными.

«К счастью, были люди, которые сообщали, что в принципе серьезного впечатления на них это не произвело, но были и тяжелые истории, которые некоторые рассказывали о своих знакомых», – произносит Саша, и в разговоре повисает тяжелая пауза.

Часть людей, с которыми ему довелось пообщаться, призналась, что издевательства в школе вынудили их обратиться к психологам, кто-то находил утешение в обществе друзей, но «в основном это оставляло довольно серьезный след на психике».

Спектакль, которые поставили ребята, произвел на зрителей сильное впечатление. Саша и его друзья видели, как менялись лица людей, сидевших в зале: было видно, что у многих в душе всколыхнулось что-то тяжелое и неприятное, о чем хотелось бы навсегда забыть.

«Мы поставили достаточно антиутопичный спектакль: все было в темных тонах, в том числе мы сами, и некоторые зрители испытали довольно серьезное расстройство, потому что, судя по всему, у многих есть связанный с этим отрицательный опыт. Спектакль и вообще открытие этой темы производит довольно большое впечатление на смотрящих. Мы не подводили никакого итога, мы просто сообщали миру, что такая проблема есть и ее нужно решать. Она не будет решена до тех пор, пока ей не займется серьезная часть людей», – убежден Саша.

Он и сам когда-то был изгоем среди сверстников: в детском саду с ним никто не дружил, большую часть времени он был предоставлен сам себе. Со временем воспоминания стерлись, но теперь Саша точно знает: унижения, издевательства, насмешки – все это, может, и пройдет для человека относительно легко, но бесследно – никогда.

«У ребенка осталось ощущение, что он изгой»

Травля со стороны сверстников и даже педагогов – это тяжелый удар для ребенка, но в данной ситуации родителям хотя бы примерно понятно, как действовать и к кому обращаться. А что делать, если вашему ребенку делает замечание посторонний человек? Такие вещи – далеко не редкость, и степень агрессии незнакомцев может быть разной. Одно дело, когда сосед мягко указал вам на то, что ваш ребенок ведет себя некорректно, и вы быстро уладили проблему, и совсем другое – когда незнакомец начинает при вас (или, что еще страшнее, когда вас нет рядом) кричать на ребенка, отчитывая его и всячески унижая.

Фото: YAY/TASS

Очень часто в роли взрослого-антагониста выступает и знакомый ребенку человек – например, родитель одноклассника. Подобная история произошла с практикующим судебным экспертом Кристиной Авериной. Она сама является профессиональным медиатором и помогает разрешать семейные конфликты, защищая права детей. Недавно ей пришлось отстаивать права ее собственной дочери.

К счастью, после ее выступления на собрании администрация школы постаралась вникнуть в случившееся. Но сколько еще таких проблем так и остались (и останутся) нерешенными!

«Самое главное – это то, что я уберегла своего ребенка от попадания в ситуацию неуспеха. Являясь профессиональным медиатором, уверена, что во всех этих конфликтных историях с участием детей, дети – заложники ситуации. Решение проблемы – в развитии навыков поведения в конфликте, чему необходимо учить и детей, и родителей, и педагогов! Этим необходимо заниматься системно, используя методологию и подходы школьной медиации. Школьная медиация это не еще одна должностная обуза для педагогов, а приносящая реальные результаты образовательная технология, обучающая достойно выходить из ситуации конфликта и помогающая защитить ребенка от произвола взрослых», – считает Кристина.

А вот маме семиклассника Славы повезло меньше. Она также попросила помощи у администрации школы, написала заявление. Но на этом все и закончилось.

Единственным человеком, который мне позвонил, была мама одного из обидчиков, его бывшего одноклассника, с которой мы очень хорошо общались. Узнав обо всей этой ситуации, она была в шоке от своего ребенка и извинилась за него. И потом даже сам этот мальчик нашел Славу, поговорил с ним, извинился и сказал, что перегнул – поддался стадному чувству. Но на этом все сошло на нет, и я очень из-за этого расстроена, потому что, как итог, ребенок так и остался с этой травмой, с этим ощущением, что он изгой и какой-то недоделанный. У меня остался осадок именно оттого, что мы, взрослые, не помогли ребенку», – вздыхает мама школьника.

Впрочем, пока страсти поутихли, и Евгения надеется, что в следующем году издевательства над ее сыном не продолжатся. Слава, кажется, тоже настроен оптимистично и не намерен бросать любимый футбол: часами играет в FIFA на смартфоне и ждет, когда ему купят новые обещанные бутсы на следующий сезон. Только вот заикание отказывается пропадать, и глазами он стал моргать чаще, чем обычно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Сказка или жизнь
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector